?

Log in

No account? Create an account
Свитки Рипли
Индия
spica00
Считки Дрорджа Рипли, Англия (C 1415 - 1490).
Свитки длиной 5,5 метров 50 см в поперечнике.
Один из самых известных алхимических источников, где фигурирует черная жаба.







Источники:
1. Mellon MS 41, Beinecke Library, Yale University
http://brbl-dl.library.yale.edu/vufind/Record/3592268
2. HM 30313, Huntington Library, San Marino CA
http://dpg.lib.berkeley.edu/webdb/dsheh/heh_brf?Description=&CallNumber=HM+30313
3. MS. Ash. Rolls 53, Bodleian Library, University of Oxford
http://bodley30.bodley.ox.ac.uk:8180/luna/servlet/view/all/who/George+Ripley


Стадии:
Черная стадия (Нигредо, Тамас) — Черная Ворона, Ворон, Жаба, Черное солнце, Massa Confusa;
Белая стадия (Альбедо) — Белый Лебедь, Белый Орел, скелет, Луна;
Быстрые переливы радужных цветов — Павлиний Хвост;
Зеленая стадия — Зеленый Лев;
Белый Камень (Цитринитас) — Единорог, Желтая стадия;
Красная стадия (Рубедо) — Пеликан, кормящий птенцов собственной кровью, петух;
Окончательная трансмутация — Феникс, возрожденный из пламени.


1. Черная стадия

Черный Ворон или жаба в алхимии является началом Великого Делания. Он указывает на начальную стадию погружения алхимика в своим микрокосм, вхождением в то, что первоначально является чёрным внутренним миром бессознательного, познанием того, что не признаёт существующим в себе. Такая стадия в алхимических текстах описывается также как почернение, опыт Nigredo, и часто изображается как процесс смерти — в форме caput mortuum, головы смерти, или, в виде алхимика, умирающего внутри колбы.

Черная стадия наступала либо при нагревании prima materia в процессе Кальцинации («сухой путь» алхимиков), либо при Путрефакции, быстрого гниения или вываривания в течение недель или месяцев (так называемый «влажный путь»). Черная Ворона или Ворон часто ассоциировались с Кальцинацией, ибо после сильного нагревания прокаленный материал обычно обуглен и расслоен и движется в сосуде подобно вороньим крыльям.

Параллельно алхимики переживали это в своих душах как уход во тьму собственного внутреннего пространства, тьму, чреватую некоей возможностью.



2. Белый лебедь

Фаза временного появления белого цвета, которая следовала за черной стадией, символизировалась белым орлом или белым лебедем. Черная масса кальцинации после взаимодействия с другими субстанциями и нагревания покрывалась белой коркой или налетом, который порой поднимался и клубился в виде облака в горлышке сосуда, в то время как тепло производило нагретые пузыри газа, которые выходили из черной субстанции внизу. Это был Белый Лебедь сухого пути. При влажном способе, темная гниющая материя иногда начинала образовывать белые лоскуты, часто на поверхность всплывает белый грибок, или из массы вырастают белые кристаллы. Это может быть передано изображением Белого Лебедя, живущего на поверхности воды, но питающгося все же темной тиной со дна ручья или озера. Его белизна, контрастируя с тиной, которой он обычно питается, делала его прекрасным символом того, как духовная чистота может быть получена из не подающей никаких надежд первоматерии

Алхимик начинает проживать опыт внутреннего мира (инвазия бессознательного в сознание), как наполненность светом — опыт первоначальной внутренней яркости, которую зачастую ошибочно принимают за истинное озарение.

Белая Лебедь — это фаза, когда мы чувствуем или испытываем предвидение завершения работы. Переломный момент в завершающем периоде черной стадии — явление истоков предстоящего развертывания работы.

Таким образом, в алхимии эти две фазы настолько основательно связаны, что иногда Лебедя и Ворона (жабу) изображают привязанными друг к другу. Лебедь удерживался весом Ворона, тогда как сознательная часть нашего бытия (символ жабы) возвышалась к духу. Герметический философ Михаэль Майер включил этот символ в свой герб.



3. Павлиний хвост

В этой точке алхимики, как правило, часто сталкиваются с Павлиньим Хвостом, внезапным появлением цветных радужных переливов на поверхности вещества в сосуде, который приводил к мысли, что они достигли своей цели. Это могло быть результатом образования слоя масла на поверхности водянистой массы (влажный путь) или некоторых окислительно-восстановительных реакций, скажем, на поверхности расплавленного металла (сухой путь). Это было мимолетное зрелище смены цветов, которое указывало на то, что это был верный путь, и энергии, высвобожденные при изначальном явлении противоположностей, поглощались вновь. Это была середина процесса, которая могла быть ложно воспринята как его завершение. Многие имевшие это переживание в своей внутренней жизни зачастую неверно полагали, что они дошли финала делания и достигли внутренней трансформации и просветления. Их внутренне видение Павлиньего Хвоста, хотя и было, вероятно, прекрасным, являлось лишь усвоением полярностей черной и белой стадий. Далее они должны быть преобразованы в духовные тинктуры, если надеялись произвести какую-либо долговременную трансформацию в душе.

В терминах последовательности из пяти стадий, кульминация достигается именно на стадии Павлина. К этому моменту алхимик обретает знание о неизвестных ему до этого сторонах своего бытия.


4. Зелёная стадия

Не все алхимики использовали символику Павлиньего Хвоста, и иная стадия, часто имевшая место в этой точке цикла, была встречей с Зеленым Львом. Физически Зеленым Львом обычно именовался витриоль или серная кислота, получаемая путем дистилляции в сосуде зеленых кристаллов сульфата железа. Сульфат железа получался, когда богатая сульфидами железная руда выставлялась на воздухе для окисления — такой способ был наиболее доступен для средневековых алхимиков. Очень едкая серная кислота могла бы произвести основные химические преобразования во многих веществах, вплоть до растворения таких металлов как железо или медь. Зеленый Лев также мог бы быть азотной кислотой, получаемой путем нагревания селитры и сульфата железа. Азотная кислота, будучи смешанной с кислотой, полученной из обычной соли, соляной кислотой, образует aqua regia, зеленоватого оттенка жидкость, которая могла бы растворить даже такой благородный металл как золото. Зеленый Лев, пожирающий солнце, известный в алхимии символ, изображенный во многих манускриптах и гравюрах, может быть понят, как aqua regia, растворяющая солнечное золото и образующая раствор, который легко мог бы придать металлу золотой оттенок.

Для тех же алхимиков, что работали главным образом с растительной материей и процессами, нежели имели дело с минералами, Зеленый Лев был образом Natura, как элегантно выразил это в одной из своих поэм Томас Дилан. Здесь Зеленый Лев, пожирающий солнце, — это зеленый пигмент хлорофилл. Зеленая листва растений улавливала энергию солнечного света. Часто алхимики пытались воссоздать в своих колбах жизненный процесс и особые надежды возлагали на осадки и кристаллы, что напоминали по форме листву или растения. Здесь Зеленый Лев мог бы быть экстрактом растительного сока, который часто являлся первоматерией для их алхимического делания. Грифон, полулев и полуорел, иногда ассоциировался с завершением этой стадии. Орлиная природа Грифона давала этому гибридному существу способность подниматься в сосуде, как было отмечено выше, в известном смысле, спиритуализации Зеленого Льва.

В работе с минералами металлическая сурьма обозначалась как Серый Волк, так как, будучи расплавленной, она жадно поглощала многие другие металлы, такие как медь, олово и свинец, образуя сплавы. В этом смысле она вела себя подобно металлической ртути, которая также с легкостью амальгамировала с другими металлами. Серый Волк сурьмы стал особенно важен в алхимии с начала XVII века — ее целебные качества были популяризованы писаниями, вышедшими под именем Василия Валентина. Постепенно она стала аналогом для минерального делания Зеленого Льва растительной работы.


5. Белый Камень

После появления Павлиньего Хвоста и Зеленого Льва алхимики надеялись на появление белой стадии прежде, чем появление красного цвета в их сосудах отметит новое соединение противоположностей, которые появились в начале в ходе черной и белой стадий и были усвоены.

Белая стадия была образованием белой тинктуры или камня и проистекала из следоваловавшего за кальцинацией или путрефакцией предшествующего временного появления белого цвета, с которым, однако, ее не должно путать — преступить к ней означало оказаться на более высоком уровне делания. Ее часто изображали как появление в сосуде королевы, облаченной в сияющие белые одежды. Белая тинктура обозначала процесс внутренних изменений, когда алхимик способен был ощутить и привести к целостной гармонии женский компонент души (Anima). В алхимии этот сексуальный элемент часто подчеркивался. Rosarium Philosophorum, ключевая работа середины XVI века демонстрирует соединение мужского и женского в качестве центрального аспекта процесса.

Для алхимиков соединение в сосуде мужского и женского было символом для обозначения аспекта нашего внутреннего бытия, связанного воедино. Они рассматривали минералы, растения и животных как в какой-то степени мужские и женские сущности и проецировали их трансформации в свой внутренний космос, чтобы исследовать свои собственные мужские и женские начала. Например, кислоты, которые могли бы растворять и разжижать руды металлов, рассматривались как мужские. Субстанции представляли женственность, когда они соединялись с силами роста и питания процессов в сосудах, и происходило слияние субстанций воедино в новом союзе. Металлическая Ртуть рассматривалась как гермафродит, так как она и растворяла и образовывала амальгаму с другими металлами.


6.Красная стадия

Красная стадия или образование Красного Камня изображалось символом Пеликана. Алхимик должен войти в некотором роде жертвенные отношения со своим бессознательным. Собственными душевными силами он должен вскармливать развивающийся внутри него духовный эмбрион.

В средние века эту белого Пеликана с длинным, до груди клювом представляли кормящей своих птенцов собственной кровью. В действительности же происходило следующее: птица отрыгивала пищу, пойманную ранее, а птенцы ели эту измельченную рыбу, кусочки которой попадали на грудь пеликана, из-за чего она выглядела кровоточащей. Этот миф о жертвоприношении Пеликана, кормящего птенцов собственной кровью, был гораздо более могущественном, чем прозаическая реальность, и в течение средних веков Пеликан стал символом для Христа, пожертвовавшего собственной кровью. Алхимики также взяли этот символ на вооружение и с легкостью включили его в свой символический зверинец.

Красная стадия отмечала образование Красной Тинктуры, которая преобразовывала мужские силы души, облагораживала их, и приводила их в новую гармонию, и часто символизировалось явлением в сосуде Красного Короля. В нашем внутреннем делании, мы овладеваем красной тинктурой, когда справляемся с задачей трансформации в более созидательную силу грубых энергий мужского компонента нашей души, изображаемыми порой алхимиками в образе рыцаря, размахивающего мечом.

Образ самого себя (Persona) должен быть изменен, трансформирован, принесен в жертву развитию Ego. Это практически неизменный глубоко болезненный опыт, проверяющий внутренние ресурсы человека. Из этого, в конечном счете, появляется духовное Ego, преображенное опытом Пеликана. Пеликан в духовном смысле являлся полноценным образом пути Христа, жертвы Христа и использовался в качестве такового первыми алхимиками.

Тинктуры в алхимии также связаны с субстанциями Мессы, красным вином и белой облаткой, кровью и плотью Христа. Отправление Таинств рассматривалось как спиритуализация душ их участников. В алхимическом языке эти белый и красный камни или тинктуры служили в точности тем же целям, хотя алхимики достигали их своей собственными усилиями по трансформации без посредничества священника. Здесь алхимия напрямую связывается с историями о Граале, которые задействуют схожие параллели между Граалем и Таинствами. Иногда красная тинктура символизировалась рогатым оленем. Олень рассматривался как благородное мужественное животное. Поэтому он связывался с Единорогом как символом белой или женской тинктуры. На некоторых алхимических рисунках, таких, как например, в Книге Ламбспринга, работе конца XVI века встреча Оленя и Единорога в лесу души изображается как часть процесса трансформации.


Окончательная трансмутация

Финальная стадия делания часто символизировалась Фениксом, восстающим из пламени. Это отсылка к греческому мифу о птице Феникс, которая обновляет себя каждые 500 лет, принося себя в жертву на огне. Таким образом, это род воскрешения, параллельный символу Христа, восставшего из могилы. Это означает возрождение в тигле трансформации. Алхимики, проецируя свою внутреннюю работу на процессы, что происходили в их сосудах, ввергали себя в море странных переживаний, стремясь понять внутренние параллели и смысл каждой стадии процесса, к которому они приступили – в каком-то смысле переживали внутреннюю смерть и воскрешение в устремлении к Философскому Камню. Этот камень фактически ощущался как образование островка стабильности в меняющемся море их внутреннего мира. Найдя однажды в душе этот островок стабильности, алхимики могли направить свою жизнь на путь созидания, они могли выстроить здание своей личности на твердом основании или земле своего внутреннего опыта.

Феникс завершает процесс развития души. Птица Феникс строит себе гнездо (которое в то же время является погребальным костром) а затем, поджигая его, сжигает и себя. Но из пепла Феникс восстает преображенным. Алхимик трансформировал свою сущность в такой степени, что объединил бессознательное и Ego, как основы своего существа. Теперь он создал новый центр личности — он обрел Философский Камень, стержень своего существа.

Символом камня был Уроборос, змея, кусающая собственный хвост. Приступая к деланию, мы все довольно бесформенны («Massa Confusa» или бесформенная масса) и отданы на милость колебаниям противоположностей в душе, психических энергий, что постоянно изменяются от одного полюса к другому, от наслаждения к отчаянию, от всеохватной уверенности до глубокой меланхолии и негативных установок, от света к тьме, от энергии к инерции, от сознания к бессознательному. Для нашего сознания естественно следовать циклу пробуждения и сна, отражая цикл дня и ночи, цикл времен года. Эта двойственность отражается во многих наших внутренних переживаниях. Змея часто использовалась как символ двойственности — ее длинное вытянутое туловище отделяет полюсы головы и хвоста. Иногда вместо змеи в данном случае использовалась фигура крылатого дракона, чтобы завершить драконий цикл, начатый в начале делания. Когда змея или дракон схватили свой хвост, они объединили противоположности в цикле — для алхимиков символ достижения твердости среди дуалистических душевных сил.

Птичка
Индия
spica00


..Лезет Чум-чум, лезет - не видно конца дерева. Ствол высокий, жилы коры ноги давят, глаза смотрят плохо. Чум-чум лезет и увидел - солнце висит на ветке. Само красное, шершавое, крепко подвешено.
Удвилися Чум-чум, лезет Чум-чум дальше. Смотрит, висит птичий камень. Схватил тогда Чум-чум камень и взапазуху спрятал.
Доволен Чум-чум )

Звезда пятиконечная
Индия
spica00
Про пятиконечную звезду после лаборатории, чтоб не забыть



1. Звезда - это универсальный генератор движения. Ее лучи и внутренние углы обладают каждый своими качествами и стоя на одном луче, оказываешься в строго определенных отношениях к другим.
У-син не опровергнут, а Лу Ши и Великий предел я рассмотреть не смог.
2. Для меня звезда в смысле работы похожа на мясорубку. Используя ее, не ты ее используешь, а скорее она тебя. Очень жесткая штука, с которой работать надо, минимум, хорошо понимая с чем работаешь и каковы тут правила. С ее стороны правила очень механистичны.
3. Символ власти в мире людей - видимо да.
4. Природа символа - движение. Еще раз пишу, потому что это сквозит во всем.
5. Какие за ней стоят силы и стоят ли можно узнать только после получения допуска, а без него не надо этим интересоваться всерьез.
Демоны, как черти с рогами - не рассмотрел. Мне кажется там что-то посерьезнее.
6. Что касается нашей советской страны с ее пылающими звездами, то это скорее не про мировой сионизм или масонов, а про какую-то пирамиду вне времени, в которую можно встроиться и не потерять структуру в лихие времена.

Дух, душа, тело
Индия
spica00
Изложенное ниже это мои впечатления, мысли по вопросу о составе человека – дух, душа, тело.


Вопрос о составе человека имеет смысл, похоже, только в контексте "Божьего мира", когда мы живем в одном из традиционных мировоззрений, где есть боги и есть человек, как их суперпозиция. К примеру, одна из тюркских космогоний, где Ульгень, Умай и Эрлих создают человека, сложив по части себя.
Вопрос о составе человека отсылает к началам, где мир не разделен и отвечать на него можно, но только избитыми ответами и поэтическими метафорами, потому что говорить точным языком о божественных делах могут, наверное, только Боги.

«Они не дышали,
в них не было духа,
румянца на лицах,
тепла и голоса;
дал Один дыханье,
а Хëнир – дух,
а Лодур – тепло
и лицам румянец»
Пророчество Вельвы, Старшая Эдда


Человек отдельно не существует, он часть «божественной игры» и потому отдельного состава человека тоже нет. Есть состав «божьего мира», который отражается и в том, кого мы выделили и назвали человеком.

«Кто создал пятки пуруши? Кто – мясо? Кто – лодыжки? Кто – красивые пальцы? Кто – отверстия? Кто – части тела, что посредине? Кто – опору?
Сколько богов? Кто из них сотворил грудь и спину пуруши? Кто соединил грудь и тело? Кто создал локти? Кто – плечи? Кто – ребра?
...
Приятное и неприятное, сон, страх, утомление, радость и блаженство - откуда это у сильного пуруши?
Страдания, нужда, гибель, незнание - откуда они у пуруши? Успех, благо, удача, богатство, знание – откуда?
...
Те, кто знает в пуруше Брахму, знают и высшее божество. И тот, кто знает высшее божество, и тот, кто знает Праджапати, знают высшего Брахму, потому они и знают скамбху»
Атхарваведа, книга X


Другая особенность вопроса: про состав человека имеет смысл говорить, применительно к задаче, а сам по себе этот вопрос не имеет смысла и ответа. Потому, что состав человека не статичен, а текуч и человека можно увидеть состоящим из разных частей в зависимости от цели, ради которой это виденье стало возможным.
Пусть цель – чтобы колесо жизни/судьбы не останавливалось.

1. В человеке есть тело, которое свивается и скручивается или выпекается и лепится из тел родителей, из тел животных и травы, камней и воды, из тела Земли. Пряжа, Земля, Мать – это источники тел и это великая тайна. Ночь, из которой все рождается. Тело только болванка, рубашка для души, но еще тело – крючек, которым человек крепится к земле и к этой жизни.

2. Животная душа (пусть так называется вслед за Сан Санычем) – это вьюн, который сплетает родителей и отщепляется от них. Не плотная, но очень вегетативная, она вся про жизнь и ее продолжение. Когда двое любят друг друга, то их тела скручивают эту животную душу и она стремится жить.
Вот как-то так, как этот виноград и вот эти завитки (резьба с храма Покрова Марфо-Мариинской обители):



Она первая появляется и дальше ее, как мешочек наполняет влага жизни, плоти и света, огня. Слизь, желчь и ветер, если вспомнить доши. Настоящим резервуаром, куда можно подселить что угодно выглядит именно она. Именно ее надо оберегать от чужих, если они не нужны и в нее зовут помошников, чтобы латать дыры. Ее заполняет тело из мяса и костей.
Когда тело из животной души и тела готово, то к нему выстраивается огненная дорога и приходит Азадача/дух/искра/порядок.
Человек тогда становится под защиту, ему дается путь. Это золотой столб.

3. Дух. В человеке есть Дорога туда, откуда он пришел, откуда родился замысел и откуда все установлено. Это выглядит, как золотой столб, но это совсем-совсем образ.
Это не то же самое, что Пряха-Мать. Но они в неком согласии. Если совсем уйти в метафоры, то человек – это результат совместного делания двух начал: Матери-драконихи и Огня-строя.
Огненная связь, золотая дорога – вот что это за часть человека. Для меня, это именно то, что делает тело Человеком.
Золотой столб соединяет верх и низ и соединяет тело с замыслом. Важно его держаться, тогда жизнь имеет смысл и направление. Держатся его не с помощью каких-то активных действий, а путем создания внутри себя такой "пустоты", которая заполняется этим самым "столбом". Он вовсе не по умолчанию. Очень похоже на "Бога в сердце".
Этот столб такого рода, что он не может входить в состав человека, но человек как бы может входить в состав этого столба. И если он ему причастен, то человек становится неуязвим.
Образ пересечения огненного строя Духа и паутины пряжи Пракрити – ключ к тому, что значит Человек, что это за мир, где мы находимся и зачем все. Будучи человеком, этот ключ скорее всего получить невозможно.


Два дополнения не по теме, а на самом деле по теме:

Судьба
Люди подобны нитям в ткани жизни. Они уложены относительно друг друга так же, как нити уложены в узор ткани. К примеру, рядом с этим добрым человеком должен быть злой, потому что белая и черная нити плетутся в этом узоре.
Судьба – этот узор. Она – давление, которое ткань мира оказывает на нас, чтобы рисунок был Правильный. Каждый может своей волей пойти против, рисунок собъется и возникнет новый рисунок, который должен будет в своем порядке учесть сбой, как часть более общего порядка. Полотно может так же быть остановлено до "разморозки" узора или порвано, если узор безнадежно испорчен.
Узор – это рисунок на пасхальном яйце-писанке и золотое яблочко по блюдечку, и кристалл отражений.

Женская власть
Очень простая штука. Женщина становится перед мужчиной и показывает ему на своей ладошке жизнь или смерть. Вход или выход. Вход в узор и выход из узора. Всё достигается только этими двумя действиями. Проблема может быть, если женщина не понимает что это значит.


Ниже две иконы – Страшный суд и Спас в силах. Для меня их образность соответствует тому, что я написал выше.
На первой иконе трехчастный мир в середине которого строй из сфер, что золотой столб, в условном низу плотные источники тела и животной души, змей из них самый многозначный и нагруженный.
На второй иконе весь мир, спресованный в яйцо и взгляд на первопричину через образ человека.


Заря и Ворон
Индия
spica00
Несколько примеров заговорных песен.
Интересно, что они судя по всему растут из некой единой обережно-заклинательной формулы, где шло обращение к "Пряхе" и к условному "Нижнему хозяину". В приведенных фрагментах остались разные части ритуала, хотя в первом примере фигурирует и "заря" и "черт", который отсутствует в общеизвестной современной песне "Заря-зорюшка" но есть в песне "Черный ворон".
Если вспомнить скандинавскую мифологию, то Пряхи в некоторых ипостасях - дочери Вотана-Ворона, хотя они же до того посвящают его в мудрость.

Ты, заря ли моя, зоренька,
Ты, заря моя вечерняя,
Ты, игра наша веселая!
Поиграйте, дѣвушки,
Поколь весело у батюшки,
У родимой своей матушки!
Неравно-то замужъ выйдется,
Неравенъ-то чертъ навернется:
Либо старый удушливый,
Либо младый, но невзрачный,
Либо ровнюшка хорошая!
Я бы стараго утѣшила:
Середи поля повѣсила,
Я на горьку на осинушку,
Я на самую вершинушку,
Чернымъ воронамъ на граянье,
Добрымъ людямъ на дивованье!....
Я бы младаго утѣшила:
Подъ кроватку спать забросила!....
Я бы ровню уважила:
По охотѣ его дѣлала,
По приказу исполняла все!

Пермская губернія. Шишонко

***
Ты заря моя, ты зоренька, да
Ты вечорняя веселая была
Ты сыграй, заря, во гуслицы
У тебя ли гусли знатные
Гусли знатные всезванные

Мой-то свекор у ворот стоит
Молоду сноху домой зовет
Ты пойдем, пойдем, любимая сноха
Я нейду, нейду, не слушаю тебя
У меня игры не доигранные
Скачки, пляски не доплясанные

Та свекровка у ворот стоит
Молоду сноху домой зовет
Я нейду, нейду, не слушаю тебя
У меня игры не доигранные
Скачки, пляски не доплясанные

Мой-то милый у ворот стоит
Молоду жену домой зовет
Я иду, иду и слушаю тебя
У меня игры все доигранные
Скачки, пляски все доплясанные


***
Черный воронъ воду пьетъ;
Онъ не напилъ, — намутилъ;
Возмутивши, говорилъ:
Не быть дѣвкѣ замужемъ —
За старенькимъ старикомъ.
Красна дѣвица сказала:
Я старому снаровлю,
Постелюшку постелю:
Въ три рядочка кирпичу,
Въ четвертый шипицу колючую,
Крапиву шипучую.

Вятская губернія, Котельническій уѣздъ 1860

Сюжет с кольцом
Индия
spica00
Кольцо всевластия, известное широким массам по киношке, имеет свою предтечу в кольце Вельсунгов из Саги о Вельсунгах/Песни о Нибелунгах и в Старшей Эдде.
У нас на эту тему есть былинный сюжет о Дунае Ивановиче (иногда Днепре).
Ядрами сюжета является связь богатыря с поленицей-богатырицей, в одном случае Брунгильдой, в другом - Анастасией-королевичной, ложное сватовство с подменой князя на богатыря, и, конечно, роковое кольцо, которое связывет супругов богатырей и приводит к гибели обоих.
Нет смысла пересказывать сюжеты. А про кольцо интересно, что это кольцо не одинокое, а действует в паре с золотыми ключами от неба. Кольцо привязывает героя к земле и является символом его связи с Поленицей и, шире, драконьим хтоническим миром, а золотые ключи от кладовых - пропуск наверх. Три службы героя соответствуют трем делям прях, одной из которых как раз и является Поленица Брунгильда и лучше всего эта россыпь историй сводится философии Санкхьи и описанному там проливанию Пуруши в Пракрити.

Две юницы - два зайца
Индия
spica00

Фрагмент из 10 книги Атхарваведы "Гимн Скамбхе" (перевод Елизаренковой Е.Я.):

"Мрак оттеснен от него,
Он отделился от зла.
В нем все светила:
(Те) три, которые в Праджапати.
Кто золотой прут,
Стоящий в воде, знает,
Тот, поистине, тайный Праджапати.
Некие две юницы разного вида ткут
Основу (ткани) на шести колышках, посвятив себя (этому).
Одна протягивает нити, другая (их) принимает.
Они не сворачивают (с пути), (но и) не доходят до конца.
Из них, как из двух, танцующих по кругу,
Я не различаю, которая дальше.
Муж ткет это, наматывает (нити), Муж разнес это по небосводу.
Эти колышки укрепили небо.
Напевы они сделали челноками, чтобы ткать"


Фрагмент из Голубиной книги (не знаю что за извод):

"Возговорил премудрый царь,
Премудрый царь Давыд Евсеевич:
«Это не два зверя собиралися,
Не два лютые собегалися,
Это Кривда с Правдой соходилися,
Промежду собой бились-дрались,
Кривда Правду одолеть хочет.
Правда Кривду переспорила.
Правда пошла на небеса
К самому Христу, Царю Небесному;
А Кривда пошла у нас вся по всей земле,
По всей земле по свет-русской,
По всему народу христианскому.
От Кривды земля восколебалася,
От того народ весь возмущается;
От Кривды стал народ неправильный,
Неправильный стал, злопамятный:
Они друг друга обмануть хотят,
Друг друга поесть хотят.
Кто не будет Кривдой жить,
Тот причаянный ко Господу"

(no subject)
Индия
spica00
Светлые темные, злые, ужасные
Тихие всполохи зарева ясного
В них уживаются ночи бездонные
Черные сумраки, сердца горящего
Неунывающе сквозь поднебесное
Вечное сладкое неуловимое
Дышит искрится мгла серебристая
Кровь речка чистая
Зварь поднебесная
Свет ненадеянный, сокол непойманный
Зверь, рвать, в погоне от сна янтаревый глаз
Взвиться, змеится и ярый срывается
В пропасть, отверзость, копеечку малую
Не умирай насовсем

IMG_20141029_175417

Возрастные переходы
Индия
spica00


_-Bezrukov-Bashnaeva_DSC9520-1

1. Родился мальчонка, но он пока просто кусочек теста. И жизнь его пока совсем животная, телом. Тело дает мама и нижние земные силы.
2. В него вдыхают огненную душу. Она вкручивается в тело как винтом. С одной стороны она более тонкая, но это кажется, на деле такая же вещественная и конкретная. Ее дает отец или верхние огненные (деление на верх и низ, отец и мать - условные, но это так ощущается).
3. Парень с душой по мироощущению - Иван-дурак. У него много задора, дури, он этакий "вот он я каков!", готов показаться на люди во всей красе, но, повторюсь, дурак. Как неотесанное полено. Он готов жениться, но его "жениться" очень пока незрелое. По большому счет, вот это его "пустое бахвальство" - оно перед женской фигурой, которая вроде невеста потенциальная, а на деле - некая черная бездонная глубина. Та самая, что дала ему тело.
4. Вот тут начинается интересное. Парень добывает или получает нож, идет в логово зверя и бьет его. Потом становится на четвереньки и надевает шкуру зверя на себя, теперь он сам - зверь. Зверем он бродит по глубинам, нюхает землю и воздух, стелется и бегает по-дикому. Это принципиально важно. Надо ли говорить, что дело происходит на той стороне.
У него есть выбор: остаться или вернуться. Оба варианта подходящие. Но выбор должен быть сделан. Звери, по ощущениям, волк или медведь.
Можно пофантазировать, что это животные ипостаси родовых "мужских" отцовских начал, но тут у меня нет знания. Звери принимают парня в свои и он становится таким же сильным, хитрым и компетентным. В мире зверей он добывает зрелость.
5. Если он решает вернуться, то в мире людей оказывается уже действительно взрослым. Тогда его становится видно лебедь-девице и свадьба.
Я даже так скажу: тогда его становится видно Судьбе.


Плетущие существа
Индия
spica00
Важная штука - чувство меры.
Мера ведь не сама по себе, а возникает, как часть организации безмерности и только в ее контексте. Старое доброе начало и конец, которые обволакивают любое творение.
Вроде и понятно, что обозначишь начало, сразу в зеркале отражается соответствующий конец, а все равно кажется, что смерть - это так далеко и неправда, а тут все такое настоящее и бесконечное. Детство в святых надеждах на бессмертие.
И упрекать в поисках бессмертия и в его чаянии глупо, порыв прорваться сквозь судьбу, он весь из этого поиска.
Вот так они и стоят - все трое, мотая клубочки в полотно.
Смотреть на них не надо и искать их тоже не надо, потому что понимать тут совершенно нечего.
Ведь мы же плетущие существа.